Повседневная жизнь Ким Чен Ына
RuCompromat: РуКомпромат

Мантра Берлина о сокращении расходов стран еврозоны повышает безработицу и распространяет настроения безнадёжности по всей Европе.

 

Завершился ли кризис еврозоны? Многие европейские политики, включая президента Франции Франсуа Олланда, похоже, думают именно так. Но не следовало бы делать таких скоропалительных выводов. Кризис не только далёк от завершения, но и вступает в наиболее тяжёлую фазу.

Легко понять, почему политики объявляют кризис оконченным. Греции только что пообещали ещё 50 миллиардов евро, добиваясь, чтобы продолжала курс на дальнейшее усиление мер экономии и дерегулирования экономики, а также увеличение масштабов приватизации. Что до других периферийных стран, то в Ирландии шестой год продолжается депрессия, Португалию ожидает крупное сокращение экономики, а Испания движется от плохого к худшему – но правительства этих стран продолжают политику «экономии», а население, как видно, мирится с этим. Даже страны центра, включая Италию и Францию, признали необходимость балансирования бюджетов. Эффективной оппозиции берлинским заклинаниям об «экономии» не существует во всей еврозоне.

Тем временем на финансовых рынках тишина и спокойствие царят ещё с сентября, когда Марио Драги, председатель Европейского центрального банка, заявил, что он выкупит кредитные обязательства проблемных стран, дополнительно подталкивая их тем самым к принятию условий финансовой помощи. После этого спреды на итальянские и испанские кредитные обязательства снизились на 250 пунктов. Помог также официальный запуск Европейского стабилизационного механизма, особенно когда его подкрепили 500 миллиардами евро. Ситуация на рынках облигаций на данный момент ясна – сейчас невыгодно занимать деньги для спекуляций обязательствами экономически более слабых европейских стран.

Но «жёсткая экономия» и успокоение финансовых рынков не означают окончания кризиса. Скорее, они указывают на образование «германской еврозоны». Комментаторы, отрицавшие, что кризисное управление в еврозоне незначительно по размаху, очень далеки от истины. На самом деле «жёсткая экономия» превращает всю периферию в огромную Восточную Германию, то есть в зону небольшого роста, низких зарплат, бедности и отсутствия какого-либо экономического динамизма. При этом будем иметь в виду, что эта зона не будет получать тех отчислений (равных примерно 60 миллиардам евро ежегодно), которые направляются на поддержку Восточной Германии.

Равным образом попадают пальцем в небо и те, кто акцентирует внимание на важности создания всеобъемлющей структуры, ответственной за фискальную политику, или банковского союза для снижения рисков краха банков в пределах еврозоны. Германия не приемлет ни фискального, ни банковского союза, который использовал бы средства её налогоплательщиков для поддержки других стран еврозоны. Все эти дискуссии просто отвлекают внимание от намерений Германии установить жёсткую бюджетную дисциплину для «неплательщиков» и отслеживать только деятельность крупнейших банков еврозоны, оставляя немецкие банки помельче вне общеевропейского мониторинга.

Но наиболее характерная деталь, доказывающая переход к «германской еврозоне» – это нежелание противодействовать более глубоким причинам кризиса, а именно различию в конкурентоспособности между Германией и всеми остальными. Германские преимущества в этой сфере проистекают не из большей эффективности, а из того факта, что Германия до последнего времени систематически избегала инфляции, сокращая расходы на зарплату своим гражданам жёстче, чем где-либо ещё. За годы возник огромный разрыв между Германией и остальными странами еврозоны – особенно периферийными, чья конкурентоспособность оказалась разрушена.

Преимущество Германии поддерживалось и текущими остатками на бюджетных счетах, создание которых и было истинной целью замораживания зарплат. С другой стороны, периферия накапливала только дефицит и кредиты. «Жёсткая экономия» теперь приводит к силовой коррекции этого дисбаланса – путём обрушения зарплат на периферии. Тем не менее, такое лекарство не может быть эффективным – ведь у Германии расходы на зарплату существенно не растут.

Для Германии подходящим решением было бы изменить баланс своей экономики посредством увеличения внутреннего спроса. Вместо этого Берлин всё больше рассчитывает на экспорт – в 2012 году внутренний вклад в экономический рост будет равен нулю. Еврозона превращается в машину для обслуживания германского меркантилизма, который первым делом разорит немецкий же народ, чтобы, в свою очередь, разорить затем и всех остальных.

Такая ситуация со всей очевидностью неприемлема. Она приносит с собой безработицу, уничтожает производственные мощности и распространяет настроения безнадёжности по всей Европе. В Греции ситуация давно зашла за грань всякого абсурда. Пока еврозона в 2013 году будет всё глубже погружаться в рецессию, социально-экономические трения будут неотвратимо нарастать на всём континенте. Самая тяжёлая фаза кризиса ещё ждёт нас впереди.

 

Источник: “The Guardian”

Бывший президент банка «Огни Москвы» обанкротилась как физлицо

Марию Росляк признал банкротом Московский арбитражный суд. Бывшая руководитель банка задолжала другой кредитной организации почти 25 млн рублей. 

Подробнее »

Мобильные операторы не вняли предупреждениям ФАС по поводу роуминга

Вся так называемая «большая четверка» операторов связи попала под административное дело, возбужденное антимонопольной службой.

Подробнее »

Центробанк РФ уличил 2 банка в выводе активов за границу

«Интехбанк» и «Владпромбанк» пытались вывести свои активы через выдачу кредитов сомнительным заемщикам.

Подробнее »